2016/01/22 15:30:49
Я помню момент расставания. Представьте войну, где каждая пуля попадает в цель. Каждая пуля кого-то убивает. И тогда каждое слово, которое она произносила, убивало меня наповал. От меня будто отлетали куски и разлетались по "Старбаксу".

Казалось, что от меня ничего не останется.

Но случилось в итоге все наоборот. Я родился заново. Меня словно разломали на атомы и собрали заново. И сейчас это воспоминание стало магическим, очень теплым. Во всем это была любовь, забота. Просто мы этого не понимаем. Нам в детстве не дали шанса избежать этого страдания, нам рассказали сказки про жизнь. А сама жизнь не знает этих сказок, не следует им. Она совсем другая.

Нам с детства желают какой-то стабильности, какого-то постоянства. Но это все равно что не сказать ребенку что после лета однажды наступит зима. Если он об этом не будет знать, он воспримет зиму как несчастье, как смерть его привычного мира! Ему будет казаться, что листья на деревьях умерли навсегда. Что теперь так будет всегда.

И в страхе можно начать бороться с зимой! Сражаться со снежинками, ветром! Но это же бессмысленно. И в случае с зимой мы это знаем. А многие не просто ее терпят. Они получают удовольствие от холода, снегопадов, льда. Никогда не ныряешь в тепло так, как после прогулки в минус 30. Это же редчайшее удовольствие. Плюс коньки, снежки, хоккей, шарфы, шубы, Новый Год. Изобилие всего.

Так и с расставаниями. Их не нужно бояться. Не нужно скрывать правду о непостоянстве жизни от себя и своих детей. Это особенное, живое, насыщенное время жизни.

Понятно, что при желании можно сбежать в Таиланд или еще куда-то, туда, где нет зимы. Но во-первых, зачем лишать себя такого удовольствия? А во-вторых, от внутренней зимы не сбежишь. Поэтому нужно учиться жить с ней, радоваться смене времен года, движению жизни, обновлению.



Поэтому тут просто не с чем справляться. Не от чего освобождаться. Расставания - это просто зима. Встреча - это лето. Расставание - зима. Сезоны жизни.

Я не пытаюсь стереть бывших девушек из своей памяти. Я живу с их образами, их неповторимостью, их словечками и шутками, их улыбками. Это делает меня более живым и счастливым. Зачем же нам память в конце концов? Чтобы имена футболистов любимой команды знать? Не только, я думаю.

И в этом нет никакой измены той, с кем ты сейчас. Нет ничего более интимного, чем быть с человеком, а не с его проекцией, твоей моделью этого человека. Принятие другого с его прошлыми историями, его эпическими встречами и расставаниями - это как тантрический секс. Проникновение в друг друга на другом уровне. Париж ведь это не только эйфелева башня. Так и другой человек - это не только то, что нам в нем нравится видеть. Это не набор достопримечательностей, это целый город, на улицах которого и до нас жила любовь и радость. И мы можем даже попробовать испытать благодарность тем, кто делал наших близких счастливыми до нас. Или - после нас.



Возможно, это для кого-то как прыжок с парашютом. Но ведь люди прыгают с парашютом. Потому что это прикольно. Это круто.

Конечно, расставание может разрушить. Может убить. Как вода, огонь. Как любая стихия жизни. И обида и ревность - это звери сильнее Халка и Годзилы вместе взятых. Это все абсолютная правда.

Отпускать трудно. Быть благодарным тому, кто ушел - еще сложнее. Но это возможно. Это опция, которая всегда под рукой. Можно превратить расставание в перезагрузку. В чудесную внутреннюю революцию.

Я снял два фильма после того эпического расставания в "Старбаксе". Я вообще стал снимать и воспринимать жизнь по-другому. Будто до этого я не был собой. Я был всего лишь телом, пространством, коробкой из костей и кожи, внутри которой спал реальный я, и эти события его разбудили. Я не был собой. Я спал в своем теле, как в спальном мешке. И вдруг проснулся.

Думаю, многие это испытывали. Боль реальна, боль очень сильна. Но с ней можно жить. С ней можно подружиться. С ней можно даже танцевать и вместе смотреть тупые комедии на компе. Не надо воевать со снежинками, не надо избавляться от боли.

К тому, мы говорим о страдании, которое приносит расставание. Но не способность расстаться не менее опасна. Мы отказываемся принимать изменения и тоже страдаем. Но в этом страдании нет смысла, нет свежести, нет приключения. Жизнь коротка, как юбки Мадонны в 1988, и отказ прервать механические отношения должен пугать нас не меньше.



Это все равно, что сидеть в зале после того как все закончилось смотреть на надпись THE END, думая что таков фильм твоей жизни.



Мозг как колесо машины. Если машина не стоит в гараже, на шинах будут царапины. Их не отделить от самой резины. Но это не мешает вам ехать дальше.

Боль не мешает нам жить. Она всего лишь доказательство того, что вы не призрак и не персонаж книги. Вы живой человек, а боль делает вас трехмерным, ярким.

В момент расставания в нас просыпаются неожиданные таланты. Я, например, начал писать что-то вроде хокку. И одним из них я закончу эту задвигу:

Моей удивительной школой
стало твое счастье
с другим.



Павел Руминов, 2016
80 посетителей, 39 комментариев, 44 ссылки, за 24 часа