2015/12/21 17:47:32
Пошел сегодни оформлять автогражданку на свою автомашинку. Желаю я, значится, застрахованным ездить. Как культурные люди. По благородному, так сказать. Вхожу я в контору и говорю:
- Хочу, мол, дорогие граждане, машинку свою у вас застраховать. Имею такую-сякую крайнюю надобность. Прошлая моя страховка намедни скоропостижно скончалась.
Симпатичная сотрудница глазками мне хлоп-хлоп:
- Проходите, говорит, многоуважаемый товарищ. Мы вам сейчас моментальненько все ваши желания удовлетворим в лучшем виде.
Садитесь, говорит, вот на табуреточку и преспокойно себе отдыхайте, а мы начнем усиленно работать.
И молодому человеку за соседним столом она сразу же указывает:
- Ты, дескать, бросай все свои дела и займись вот этим милым человеком.
И опять мне глазками хлоп-хлоп.
Посмотрел на меня он, акула, можно выразиться, страхового бизнеса и интересуется:
- А сколько, спрашивает, в вашей машинке лошадок?
- Девяносто, говорю, четыре лошадки, согласно техпаспорта, что в ём и записано.
Он, собачий сын, в кнопки калькулятора потыкал и шашкой наотмашь рубанул:
- Девяносто четыре лошадки, заявляет, обойдутся вам, мил человек, в четыре тысячи восемьсот рублев нуль нуль копеек.
Тут во мне как ретивое взыграет:
- Ах ты, говорю ему, сучка ты, крашена. С каких-таких делов нарисовал ты, гнида тыловая, такую сумму? Два месяца назад моя законная супруга получала здесь такую же бумажку цвета прошлогодней жабы. А права на управление самодвижущимися легковыми экипажами она получила тогда же - два месяца назад. И машинка ее выпуска 2008 года от рождества Христова. И сумма у нее вышла в 5 тысяч. Считай, борода многогрешная, заново.
Симпатичная сотрудница глазками опять мне хлоп-хлоп:
- Ах, восклицает она, вы, дорогой гражданин, совсем не правильно его поняли. Он по неопытности и излишнему усердию вам посчитал самую наибольшую сумму. Теперича, говорит, он начнет ее уменьшать и в итоге получит искомое. А вы, господин хороший, сидите себе на табуреточке и не волнуйтесь. Нам, мол, чужого не надо. А нервы, едят их мухи, не восстанавливаются.
Ну, что ж делать, сижу. Скучаю. Сотрудницу рассматриваю и в анфас и в профиль. Всем хороша, красотою лепа, червлена губами, бровьми союзна, вот только вот усы у нее. Ну так зато ноги ровные.
А молодой человек, скотина бесшабашная, гляжу, уж и бумаги заполняет. Я ж его и вопрошаю:
- А не будет ли любезен высокочтимый милостливый государь сообщить сумму, причитающуюся мной к уплате за девяносто за четыре лошадки? Очень сильно мне ее для спокойной жизни знать надо.
Оторвался он сразу же, свин мордастый, от бумаг:
- Да, говорит, айн момент. Баранку крутите больше десяти вёсен? Машинка прошлого года выпуска? Управлять один будете? Ферфлюхте швайне, ферштейн? Три тысячи пятьсот семьдесят рублев, как с куста.
- А, понимаю, шпрехен зи дойч, Иван Андреевич. Заполняйте.
Достал, понимаешь, кровные. Выдал. Расписался в двух бумагах - одна на две пятьсот семьдесят рублев и еще одна на тысячу.
- Позвольте, спрашиваю, поинтересоваться в целях повышения самообразования, что ж это за бумага на одну тысячу рублев?
Симпатичная сотрудница глазками мне хлоп-хлоп:
- Очень, отвечает, ваш вопрос правильный. Так оно в страховых компаниях положено. Это, значится, заявление так оформлется по настоящему.
- Ну, соглашаюсь я, хорошо. Раз положено, так покладено. Давай, говорю, свои бумаги, да пойду я восвояси.
Взял две бумаги в руки. К двери, что на выход, продвигаюсь. Одна бумага лягушачья, полис то бишь, на страховую сумму 2570 рублев, а вторая белая, что твой холодильник, на ней РОСГОССТРАХ начертано и тыща рублев страховая сумма. Только в белой бумаге речь про машинку не идет, а идет про квартиру где я прописан согласно штампа в паспорте, выданном ФМС РФ и про какой-то пожар. Разворачиваюсь. Иду обратно.
- Скажи-ка мне, друг любезный, что за квартира означена в белой бумаге за тыщу рублев? Очень, понимаешь, мне знать надо. А то, чувствую, что аж аппетит теряю.
А он мне, повали забор в канаву, глаголет:
- Так, говорит, положено. А почему так положено и сам, мол, не знаю. Но очень хочу узнать.
Я у его, папуаса  нерусского, спрашиваю:
- А в случае наступления страхового случая с моей машинкой я эту квартиру вместе с пожаром куда прикладывать буду? Потрудись, песий хвост, мне уж объяснить. А если ты, дорогой мой человек, не знаешь, придется узнавать где-нибудь в другом месте.
Симпатичная сотрудница глазками мне хлоп-хлоп:
- Ах, ну что же вы, говорит, такой неугомонный. Придется, плачет она, перед вами покаяться. Нас Росгосстрах обязывает втихаря впаривать каждому гражданину страхование недвижимого имущества от пожара. Иначе, сознается, нам перестанут давать лягушачьи полисы и нам будет нечего кушать. Мы умрем с голоду и дети останутся сиротами. Войди, говорит, добрый человек, в наше положение.
На это я ей и отвечаю:
- Нет, зараза, я злой человек. И в твое положение я входить не буду. А на тыщу рублев могу купить двадцать пять литеров пива "Белый медведь". Иначе помру от жажды и супружница моя останется безутешной вдовой. У меня у самого положение не лучше.
У симпатичной сотрудницы усы вздыбились, что у таракана под плитой газовой, глазки не хлопают уж:
- Заберите, говорит, свою тыщу и до свидания.
- До свидания. Адью. Ауффидерзеен. До побачення.
И ушел.
А где ж контора такая, спросите меня. Да возле МРЭО. Сразу узнаете.
39 посетителей, 95 комментариев, 83 ссылки, за 24 часа