2016/01/23 20:39:46
Хотел написать про американские выборы для New Times, но не успел к пятнице…

Краткое введение: выборы в Америке – важнейший элемент государственного управления, обеспечивающий и связь между разными ветвями власти (в Америке практически нет «вертикали власти» в обычном смысле), и постоянное подстраивание проводимой политики под запросы граждан и думать про них нужно именно так. Иначе понять, как при четырёхлетнем сроке избирательная кампания занимает почти два года, невозможно. Про основные элементы типичной кампании я рассказывал в 2012 году в лекции для РИА «Новости», так что сейчас буду только несколько отрывочных соображений про текущую ситуацию – слава Богу, впереди ещё, до первого вторника ноября, интереснейший предвыборный год.

Ситуация сейчас такая: у демократов и республиканцев шансы выиграть президентские выборы примерно 50 на 50. Даже если они 55-45 или 45=55, это сейчас неважно. Пока кандидатов от партий нет, это соотношение не изменится. Кандидаты от партий выбираются по итогам первичных выборов в штатах, которые могут быть «кокусами» (избиратели в каждом округе приходят на собрание, дебатируют, убеждая друг друга и голосуют; большую роль играют те избиратели, которые поддерживают малопопулярного кандидата, потому что их голоса в итоге пойдут кому-то из «сильных») и собственно выборами, где граждане голосуют (впрочем, и здесь есть специфика, потому что в одних штатах на партийных выборах могут голосовать только члены партии, а в других все граждане). Всё начинается с кокусов в Айове 1 февраля, потом выборы в Нью-Гэмпшире 9 февраля, потом Южная Каролина (выборы) и Невада (кокусы), в середине марта ещё десяток штатов и так до июня.

В демократической партии есть кандидат – Хиллари Клинтон, преимущество которого на остальными так велико, что такого «не бывало в истории» (если, конечно, не считать некоторых действующих президентов, которым не находилось оппозиции). Единственное «но» - это то, что у Хиллари Клинтон уже было однажды такое преимущество – в 2008 году, и было за две недели до Айовы. Но она проиграла одному из двух догоняющих, Бараку Обаме, в Айове и февральских кокусах и так и не смогла отыграть небольшое преимущество до лета. Вот и сейчас – крайне левый, по американским меркам, вермонтский сенатор Берни Сандерс угрожает повторить «чудо Обамы». Однако пока – даже если Сандерс выиграет Айову (где позиции Клинтон сильны) и Нью-Гэмпшир (где Сандерс очень популярен), преимущество Хиллари в южных штатах и «больших штатах с бедным белым населением» (Мичиган, Пеннсильвания) так велико, что это будет, реально, чудом, если Сандерс выиграет.

А вот в республиканском лагере дела уже сейчас в «плоскости чуда». Сейчас политическим обозревателям приходится признавать, как они были неправы прошлым летом, когда считали, опираясь на все мыслимые показатели, что за полтора года до выборов популярен может быть кто угодно (как были популярны удивительные персонажи осенью 2011-го), но ближе к голосованию всё сведётся к борьбе кандидатов с осмысленными, продуманными позициями, опытом госуправления и поддержкой серьёзных авторитетов в республиканском истеблишменте. То есть это будет бывший губернатор Флориды Джеб Буш, внук сенатора, сын и брат бывших президентов, губернаторы важнейших штатов Огайо, Нью-Джерси и Висконсина Джон Касик, Крис Кристи, Скотт Уолкер, сенатор и бывший спикер законодательного собрания Флориды Марко Рубио… Список можно продолжать – среди объявивших об участии были ещё губернаторы и сенаторы.

Но вот январь – и ага, mea culpa – я тоже считал, что к концу осени – началу января от кандидатов Трампа (миллиардер-девелопер, продюсер и звезда-реалити шоу) и Круза (за два года в Сената стал врагом примерно всех остальных республиканских членов) не останется и следа. В нашей стране, с минимальным опытом конкурентных избирательных кампаний, есть какая-то странна вера в то, что звёздам телевидения, кино и т.п. легче выигрывать конкурентные выборы. В устойчивых демократиях этого совершенно нет. (Отдельные редкие контрпримеры есть, как на любое правило, но Рейган, бывший киноактер, плохой «контрпример» - за двадцать лет до первых местных выборов он уже был руководителем крупного профсоюза и эти двадцать лет занимался политической деятельностью профессионально.) Так что «феномен Трампа» - это настоящая редкость. Кокусы в штате Айова может выиграть и слабый в итоге кандидат (Хакаби в 2008, Санторум в 2012). Но быть в течение шести месяцев лидером опросов во всех штатах – это неслыханно и неожиданно.

Впрочем, не надо переоценивать силу истеблишмента. Что, собственно, они в столь децентрализованной партии могут сделать? Примеров побед кандидатов, которые противостоят истеблишменту, немало. Только что третий человек в палате представителей Эрик Кантор, восходящая звезда республиканской партии, со свистом проиграл выборы в своём округе профессору местного университетика, у которого не было ни денег, ни поддержки со стороны известных республиканцев.

Такое было и в президентских кампаниях. Мало кто помнит про Джек Кеннеди, был в точности «кандидатом против истеблишмента». Точнее, сразу против двух – «истеблишмента Восточного побережья», наследников Рузвельта и пяти подряд сроков демократического правления. Тех, кто дважды выдвигал Адлаи Стивенсона в качестве кандидата и готов был выдвинуть в третий раз. А также против «истеблишмента в Сенате», где всё контролировали сенаторы из южных штатов и где Линдон Джонсон был самым сильным лидером сенатского большинства в истории США. За прессу Кеннеди пришлось бороться – даже после первичных выборов в Висконсине в него никто особенно не верил. (В отличие, между прочим, от Обамы, которого поддерживали важные фигуры в партии почти с самого начала.) После Кеннеди был Картер, неудачливый президент – отчасти как раз потому, что был антиистеблишментским кандидатом. Сейчас Тед Круз пытается сделать тоже самое – и точно также не верится, что у него получится.

Но Трамп… В Америке были кандидаты, занимавшие позиции, которые эксплуатировали страхи и предрассудки – тот же Джордж Уоллес, кандидат в 1972 году. В Америке были кандидаты-бизнесмены без опыта госуправления – Уэнделл Уилки представлял республиканскую партию в 1940-ом. Но чтобы такие позиции и настолько без опыта… (Как всякий крупный девелопер, Трамп участвовал в политике, финансируя избирательные кампании – причём в основном демократов!)

Самый лучший анализ происходящего в Республиканской партии дал, на мой взгляд, Дэвид Фрум в январской статье в The Atlantic – от ошибочного прочтения результатов выборов 2012 года (не только Ромни находился в «информационном пузыре», плохо представляя себе страну, но и его многочисленные критики) до неправильного понимания «антивашингтонского» настроения граждан. Конечно, все кандидаты борются «против того, как ведутся дела в Вашингтоне» - иначе зачем бы избирателям посылать туда новых людей?, но элите хочется, чтобы граждане хотели, то же, что она (элита) хочет, а граждане, вооруженные круглосуточным прямым эфиром, спектром всевозможных радио- и телеведущих, помогающих сформулировать и выразить чувства масс, хотят требовать то, чего они сами требуют. Главных доноров республиканской партии интересуют, прежде всего, низкие ставки налогов, но подавляющее большинство республиканских избирателей интересует совсем не это, а медленно растущая зарплата и потери рабочих мест из-за аутсорсинга и иммиграции (страхи относительно медицинских реформ входят в страх потери рабочего места). Трамп сумел поймать и выразить эти чувства куда лучше, чем профессиональные политики.

Реакция на Трампа сейчас – за неделю до начала голосования – разделилась. Консерваторы-интеллектуалы, создавшие немало визионерской политической философии и прагматики ХХ века, объединились «против Трампа», выпустив, только что, своего рода манифест. Авторитетные практики, типа бывших сенаторов Доула и Лотта, наоборот, считают Круза угрозой республиканской партии, а Трампа, наоборот, неудачным, но приемлемым кандидатом. (Основная проблема со слабым кандидатом от партии состоит в том, что если он привлечёт мало сторонников, то на проходящих в тот же день выборах сенаторов, конгрессменов, губернаторов, вице-губернаторов, прокуроров штатов, судей, шерифов и т.п. у кандидатов от той же партии будет меньше шансов.)

Нет, конечно, чудо может закончится. Айову Трамп или Круз, похоже, выигрывают, но Нью-Гэмпшир выберет (на второе место за Трампом) одного из «кандидатов от истеблишмента» (Буш, Рубио, Касик, Кристи), все, кто против Трампа (это примерно 2/3 избирателей) объединятся вокруг этого кандидата… И всё равно очень интересно.
71 посетитель, 98 комментариев, 42 ссылки, за 24 часа